ССЫЛКИ

ООО "Чешские Автомобили" -

партнер Лиги настольного хоккея

 

Друзья Лиги

 

Видеоканал ЛНХ

 

Группа Вконтакте

Поиск по сайту

Один из лучших воспитанников ленинградского хоккея Максим Сушинский завершил игровую карьеру полгода назад.

Повесив в 39 коньки на гвоздь, он не стал менее занятым.
С давних пор СУ-33 владеет автосалоном по продаже «Мерседесов» и теперь получил возможность с головой уйти в автомобильный бизнес.

Но и за родной командой следить он успевает, хотя во многом именно из-за ее нынешнего руководства не смог разменять на льду пятый десяток.

Разговор, впрочем, мы начали с криминальной хроники –
из автосалона Сушинского угнали Mercedes Gelandewagen стоимостью пятнадцать миллионов рублей.
В Интернете болельщики шутили, мол, это Юкка Ялонен решил вернуться в Финляндию своим ходом...

 – Максим Юрьевич, угонщика отыскали?

– Ни его самого, ни машины. Соответствующие органы ищут. Не скажу, конечно, что это рабочий момент – когда машину угоняют, мягко говоря, неприятно. Но не я первый и не я последний. В городе «уезжает» масса автомобилей, на этот раз «повезло» мне.

– Как получилось, что машину увели во время тест-драйва? Обычно ведь менеджер катается вместе с клиентом.

– На самом деле прошла неверная информация. Мы даже пресс-конференцию специально созвали. Никакого тест-драйва не было – машину показывали возле шоу-рума, менеджер стоял рядом, когда воры нажали на газ.

– Откуда вообще пришла идея заняться автобизнесом? Вы ведь еще в 1990-х перегоняли машины, выступая за «Авангард»...

– У меня квартира на улице Стасовой – в двух шагах от проспекта Энергетиков, где самый большой в Питере авторынок. Там прошло мое детство. Как-то раз встретил на рынке своего партнера по хоккею. Разговорились, слово за слово – родилась идея. Он уже завязал к тому времени с хоккеем, решили доверить ему передвижение машин – он привозил их, растаможивал. Затем поставляли их по моим омским и питерским клиентам, друзьям. Заинтересовывались друзья друзей, и так далее. Запустился принцип пирамиды – и пошло-поехало.

– Солидная часть служебной стоянки нынешнего СКА – «Мерседесы». Ваших много?

– Процентов 90. Ребята из КХЛ в принципе очень много покупают. Здесь у меня преимущество.

– Говорят, в начале 1990-х у вас был автобизнес иного плана...

– Да, «бомбил» по ночам. Пятница, суббота самыми хлебными днями были, вообще их не пропускал. На руках маленький ребенок, а зарплаты в СКА не хватало даже на молоко. Приходилось крутиться. Бывали, кстати, месяцы, когда таксование приносило больше денег, чем зарплата в клубе.

– «Нарваться» не боялись?..

– Безбашенно не бомбил. Пассажиров выбирал, присматривался. Годы тяжелые, дурных людей полно, был все время начеку.

– Пассажиры узнавали?

– Популярным я в тот момент не был. Да и мало кому могло в голову прийти, что их подбрасывает хоккеист.

– С момента выставочного матча Сушинский – Яшин сколько раз задавали себе вопрос: «Может, вернуться?..».

– Ха... Это больше жена спрашивает. Особенно когда играю с друзьями. Накидаю штук пять, она сразу: «Зачем завершил? Смотри, в какой ты форме!». Я в ответ: «Ты же сама не хотела, чтобы я уезжал далеко».

– Проходила, кстати, информация, что вас звал «Спартак», злейший враг СКА...

– Утка. «Спартак» точно не звал. Некоторые варианты я сразу отрезал. Если они и возникали, дальше агента не шли. А после возвращения из Швейцарии мой отъезд в далекие края даже не обсуждался.

– Кстати, о Швейцарии. Странно у вас как-то с «Фрибургом» вышло. Три матча – три очка, а потом...

– Меня посадили на лавку...

– Вот-вот...

– Это к вопросу о том, кого выберут, – легионера или местного. Перед отъездом ни мне, ни агенту не сказали, что у команды перебор с иностранцами: четыре канадца и я.

– А допускалось?..

– Пятеро. Если вместе с вратарем. Полевых – четверо. Притом что тренер канадец (Ханс Коссманн. – Прим. Авт.), шансов у меня было немного. Он дал сыграть две первые игры, по ходу которых я и набрал эти три очка. Затем – тишина. Ждал: мало ли кого-то травмируют... Но полноценно играть начал только в финале. И то со счета 0-2 в серии.

– «Фрибург» – это ведь та команда, легендой которой является новый главный тренер СКА Вячеслав Быков...

– Она самая. Его сын Андрей сейчас там на ведущих ролях. С самим Вячеславом Аркадьевичем нередко обедали вместе, ужинали. В Швейцарии много свободного времени было. Почти каждый день ездил в Женеву или Цюрих. Ребята звонят: «Чем занимаешься?». «Да вот, – отвечаю, – в Цюрих собрался». Через пару дней новый звонок и тот же вопрос. «В Женеву еду», – говорю. Они недоумевали: «Чего это ты с места на место скачешь?..». Думали, это далеко. А на самом деле – час езды. В Питере полтора трачу на дорогу с работы до дома. А тут за час из одного города в другой.

– Прошел год, и теперь вы на правах хозяина будете ужинать с Быковым, а он будет привыкать к питерским пробкам...

– Для СКА это хороший выбор. Вячеслав Аркадьевич – первый российский тренер нашего клуба в истории КХЛ. С человеком такого же, как ты, менталитета проще иметь дело. С другой стороны, я работал с иностранными тренерами, и немало работал, – камня в их огород тоже не кину. Со многими общались и после того, как наши пути разошлись. Вот Айвана Занатту с Вацлавом Сикорой, бывших главных тренеров СКА, поздравлял с выходом в финал «Льва». Или Иван Глинка, царствие ему небесное, сезон работавший в «Авангарде». Очень хороший был человек. Я ему за многое благодарен, многому научил. Так что и с нашими, и «не нашими» тренерами комфортно было.

– Вот финну Ялонену поражения во втором раунде от «Локомотива» не простили. Вы у него Команду, что называется, с большой буквы в этом сезоне видели?

– Поначалу да. Первая игра чемпионата в Омске оставила очень хорошие впечатления. Но затем, после нескольких матчей в Питере, я перестал ходить на хоккей.

– ?!

– Скучновато стало, тускловато... При Ржиге сама игра поинтереснее была. Но и такой хоккей результата тоже не дал. «Локомотив», несмотря на семь матчей первого раунда против московского «Динамо», был физически сильнее. Или заряжены они были стремлением победить настолько, что сам черт не брат. Глаза горели, готовы были любого покусать.

– А в кулуарах, кстати, вновь вспомнили вашего дворника...

–...начнем с того, что это не дворник, а электрик. СМИ почему-то поменяли его профессию.

– Тем не менее слова дворника-электрика о проклятии Ледового, кажется, не лишены мистического смысла...

– Опять-таки журналисты переиначили. Он говорил, что СКА без буквы «Ц» никогда не будет первым.

– Может, правду говорил?

– Не буду эту тему поднимать. Не знаю, прав он или нет... (долгое молчание). Не был он прав! СКА когда-то станет чемпионом, уже все для этого есть. Сейчас, думаю, Вячеслав Аркадьевич поработает немножко, перешерстит состав, пересмотрит трансферную политику, даст эмоции ребятам, и результат будет.

– В минувшем сезоне за СКА играл один воспитанник ленинградского хоккея – Антон Малышев. Позже в составе стал мелькать ваш сосед по Петергофу Александр Барабанов. Но и в целом воспитанников ленинградско-петербургского хоккея, вышедших на мировой уровень, наберется за 68 лет существования клуба человек десять: Гусаров, Соколов, Хализов, Касатонов, Шенделев, Дроздецкий, вы... Разговоров на эту тему много разных ходит. У вас есть свое объяснение?

– Все от школы зависит. В детском хоккее у нас очень плохой уровень подготовки. Сейчас я все это изнутри вижу в «Серебряных львах», где вхожу в совет директоров клуба. Пытаюсь чем-то помочь, но не всегда получается. Вина не только моя – политика хоккея в Петербурге нехорошая. Играют не те, кто хочет, а те, чьи родители этого хотят.

– То есть разговоры о коррумпированности питерского хоккея не досужие?

– Конечно. Мне скрывать нечего. Это проблема не только Питера – всей страны. Раньше раз в год кто-то выстреливал, а нынче сбился прицел. Хороших молодых игроков все меньше, даже плодовитые челябинские, омские, магнитогорские школы молчат.

– Получается, огромные гонорары КХЛ балуют даже на детско-юношеском уровне. Родители хотят видеть сына хоккейным миллионером, а не уникальным Харламовым...

– Некий бизнес-план на КХЛ. Такое есть, и это неправильно. Невозможно играть без таланта. За счет каких-то лазеек ты можешь дойти до Молодежной хоккейной лиги, до ВХЛ, но тебя никогда, ни за какие деньги не возьмут в КХЛ, если ты не будешь достоин.

– И как быть? Строить хоккейные коробки, как советуют многие?

– Не в площадках дело. Вернее, если их станет больше – в каждом дворе, как в Финляндии или Канаде, – будет, конечно, лучше. Но в первую очередь, на мой взгляд, надо платить тренерам ДЮСШ хорошую зарплату. Чтобы не возникало нужды брать взятки, чтобы они держались за свое место. Тренер с хорошей зарплатой должен давать результат. И ставить в состав игрока, папа которого дал десять тысяч рублей, будет себе дороже.

– ФХР после провала сборной в Сочи утверждает, что во всем КХЛ виновата: понаприглашала легионеров – по пять в каждом клубе, россиянам развернуться негде...

– А что легионеры? В НХЛ вообще ничего не лимитировано. Будь ты россиянин, финн или ивуариец. Если уровень соответствует, будешь играть. Легионеры не помешали Канаде и в Ванкувере взять «золото», и в Сочи. В НХЛ, кстати, считают, что иностранцы придают свежести хоккею, подстегивают тех же канадцев с американцами играть лучше.

– В России другая система. Приходит легионер – выпадает россиянин. Потому что иностранное, как повелось у нас, в принципе лучше отечественного. А тот, кто дает клубу деньги, требует результата...

– И это надо менять законодательно. На сегодняшний день легионер в КХЛ получает куда меньше «аборигенов». Его можно спокойно сажать в запас. Но мы постоянно боимся кого-то обидеть. Я сам сталкивался с тем, что легионеры больше в почете. Преклонение перед иностранцами – эхо прежнего менталитета. Мы сами много лет создавали такие условия. Хотя когда игроку платят серьезные деньги, он должен их отрабатывать. Ничего страшного, если он посидит в запасе, уступив россиянину на конкурентной, так сказать, основе. Злее будет. Но опять же есть много «но». Например, опасения людей, которые привезли этого легионера. Руководство клуба может их спросить: «Зачем ты его привез, если он у тебя не играет?».

– В общем, не такие уж легионеры враги...

– Нет, конечно. Проблема в нас самих. В том, что школы у нас нет. Вместо нее – реальный бардак. Возьмем КХЛ.

– Что с ней не так?

– Для меня вот загадка, почему у того же «Льва» могло играть сколько угодно иностранцев, а у российских команд не больше пяти? Почему у них нет в составе 15 чехов?

– Действительно, загадка...

– Как вариант ответа: потому, что минское «Динамо» даже при огромном желании не отыщет 15 белорусов подобающего уровня. Меня этот вопрос давно занимает. До сих пор не могу отыскать логику.

– Она, как и многое в России, кажется, кроется в трех буквах – ФХР...

– Хорошо. Допустим, с подачи федерации лига уменьшает количество иностранцев до трех, а то и двух. Сути положения нашего хоккея это не изменит. А наш хоккей не из КХЛ растет. И даже не из сборной, на выступления которой мы равняемся. Его корни в низах – в детско-юношеских командах. Я на эту тему целыми днями могу рассуждать. Зря вы ее затронули.

– Душа болит...

– Конечно! Реконструкцией тут не отделаешься. Надо все выжигать до основания и строить сызнова. Только так! В Союзе, кстати, был уровень. Куда мама отвела, туда ты и ходишь ежедневно, как на работу. Других мыслей типа попить, покурить не было. Сейчас же тысяча кинотеатров, клубов, кафе. Приоритеты размываются. Идти в эти заведения можно, но если хочешь чего-то добиться, надо впахивать каждый день. А если в голове к тому же сидит: «Мама с папой все равно договорятся, чтобы я играл», планка невольно занижается.

– Еще бы!

– Я смотрю на молодежь и вижу, что им все равно, как работать, что делать. Был забавный эпизод. Перед тем как уехать в Швейцарию, я тренировался с молодежью из «Серебряных львов». Так они все удивлялись: «В сорок лет вы, бегая десять кругов, обгоняете нас почти на круг».

– А что вы?

– «Если, – говорю, – я в свои сорок обгоняю вас, 18-летних, на круг, на хрен вы вообще сюда пришли?»

– Подействовало?

– Здесь все индивидуально. Способных ребят, которые грызут лед, мало. Тех, кто хочет, но не может, много. Уверен, хоккейные школы должны сами изыскивать возможности, чтобы ребята, чьим семьям не под силу купить амуницию (а хоккей – дорогой вид спорта), тоже могли играть.

– Государство в последнее время и так потратилось – Олимпиада, Крым...

– Есть частные инвесторы, готовые это делать. Но в ответ им нужны какие-то налоговые льготы. Деньги они не по ветру пустят, а на благородные вещи – детский спорт. КХЛ – это все красиво: название, бренд сумасшедший, популярность растет. Вопросов нет – суперпроект! Но фундамент хоккея, повторюсь, это детский спорт.

– Оглядываясь на годы своей карьеры, о чем сожалеете?

– Как сказать... Большего хочется всегда. Всегда чего-то недостает. Иногда подойдешь к медалям, смотришь: «Блин, могло быть больше: там могли выиграть трофей, здесь взять медаль поярче...». Потом взглянешь под другим углом, и уже иные мысли в голове: «Радуйся, Максим, тому что есть». И успокаиваешься.

– Вашей единственной Олимпиадой стал Турин-2006, где был замечательный четвертьфинал с Канадой (2:0) и два кошмара: полуфинал с финнами (0:4) и матч за «бронзу» с чехами (0:3).

– На финнов нас физически не хватило. Играли на следующий день после Канады. А матч поздно завершился. В полночь только до Олимпийской деревни добрались. Все закрыто, ужина нет, а жрать охота. Пошли в «Макдоналдс», съели по гамбургеру, легли спать. Проснулись разбитыми, и сразу тренировка. Нас хорошенько нагрузили, и к самой игре мы, видимо, физически подсели. Даже мои ноги – в тот момент молодые – не бежали.

– В те годы 90 процентов олимпийского состава сборной формировалось из-за океана. В 2000 году, когда вас задрафтовала «Миннесота», вы пополнили российский легион НХЛ. Но ненадолго. После 30 матчей (7 шайб, 4 передачи) вернулись в Омск. Почему?

– Хотел играть, а не наблюдать за игрой с трибуны. Меня и в основу не заявляли, и в фарм-клуб не отправляли. Просто вписали в лист травмированных, хотя я был здоров. Раз в пять матчей выпустят, забью пару голов, меня опять сажают. Причем не на лавку, на трибуну.

– Странно...

– Вот и я спрашиваю старшего тренера: «Что не так?». «Ты в обороне не очень», – отвечает. «Покажите ошибки, – говорю, – исправлю». Молчит. Подхожу к главному – им был Жак Лемэр, будущий наставник Ильи Ковальчука в «Нью-Джерси». Он: «Ты в атаке не ахти». «Я вообще-то второй в команде по результативности, – парирую, – хотя на трибуне сижу». Но меня не услышали. Пошел к президенту и генеральному менеджеру. Так, мол, и так. Они предложили вернуть подписной бонус и самостоятельно купить билеты на самолет. «Нет проблем», – отвечаю. На следующий день принес этот бонус наличными, купил билеты, сдал форму и «гудбай, Америка».

– Говорят, что в «Миннесоте» вас невзлюбили из-за драки с вратарем Джейми Макленнаном на тренировке...

– Бред. Там и драки-то не было. Потолкались маленько, и ребята нас растащили. Это СМИ раздули из мухи слона.

– Кирилл Сафронов рассказывал, что на стыке веков россияне часто становились в НХЛ заложниками контрактов: к основе не подпускают, маринуют в фарм-клубах, обменивать не торопятся. Получается, вы стали первым отечественным хоккеистом, по собственной инициативе в разгар сезона покинувшим НХЛ...

– Я изначально включил в договор пункт о том, что в фарм не поеду и в случае чего сразу вернусь в «Авангард». Мне 26 было – зрелый игрок, к тому же выступавший за сборную. Так что заложником себя не ощущал. Другое дело, что в тот момент многие отвернулись. В том числе агенты. Хоккейные дела пришлось вести самому. Притом что из английских слов я на тот момент знал одно, и то некультурное. Было тяжело, в общем. Благо помогал клуб. Словакам, чехам и мне наняли учителя. Семьи ходили с нами в один класс. Слов на минимальное общение нахватались быстро. А в хоккейные дела приходилось вникать.

– Возвращение в суперлигу к родным обшарпанным раздевалкам – культурный шок?

– К хорошему, конечно, быстро привыкаешь. Там ведь как – до формы после матча не дотрагиваешься, все сделают за тебя. «Пинжак» надел, галстук, сел в чистый большой самолет, прилетел в комфортный аэропорт. Все по высшему разряду. Но шока не было. Мы здесь родились, здесь живем. Пусть и, к сожалению, только сейчас постепенно подходим к этому уровню.

Подготовил Даниил РАТНИКОВ

ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА

Статья размещена на сайте газеты "Санкт-Петербургские ведомости"

КООО "Лига настольного хоккея" © 2009-2016